Интервью

«Наша задача—изучение, сохранение и восстановление исторического облика Москвы»

Интервью с Александром Малиновым, профессором кафедры градостроительства МАРХИ
  • 20 Июня 2017г.
  • 12:52

Сегодня наш собеседник—Малинов Александр Александрович, профессор кафедры градостроительства МАРХИ.

Мы говорим с ним о том, как нам увидеть исчезающий исторический облик Москвы сберечь все то, что сохранилось и, вместе с тем, сделать московские исторические ценности доступными для всех горожан и туристов, сделать Москву комфортной для проживания человека XXI века.

Александр Александрович, какой вы видите Москву середины 21 века?

Я, как архитектор, четко вижу и то, как должно развиваться градостроительство Москвы и то, что абсолютно недопустимо в историческом городе, который является примером для всей страны, является символом государства и где необходимо все делать с душой и почитанием, уважением к наследию. Историческим центром города всегда был Кремль—крепость и форпост города, государства российского.

Учебное пособие МАРХИ «ГРАДОСТРОИТЕЛЬНАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ» для обучения студентов и магистрантов искусству изучать, собирать и обобщать все сведения по историческому городу, чтобы «не навредить» своими современными проектными решениями историческому облику исторического города.

Далее шли укрепления Китай-города, затем—стены Белого города, построенного Федором Конем—замечательным русским зодчим—эти стены проходили по трассе Бульварного кольца. За Москвой рекой располагалось Замоскворечье, а весь город охватывали деревянные стены Скородома.

Уникальный вид Кремля из Замоскворечья, из Кадашевской слободы, с колокольни церкви Воскресения в Кадашах, это место еще сохраняет уникальные московские черты. Но панораму Кремля начинают «портить» современные строения…

Внешними форпостами города были монастыри-сторожи южной линии—Рождества Богородицы Симонов, Данилов, Донской, Андреевский. Западную линию представляли Новодевичий, Саввин, Новинский монастыри, а восточную линию выстраивали Ново-Спасский, Покровский и Спасо-Андроников монастыри. Линии оборонительных укреплений, застройка слобод с деревянными строениями и каменными палатами, храмами и колокольнями—красивейшая многоцветная причудливая композиция, раскинувшаяся на холмах с реками и прудами. Сохранились изображения, гравюры, планы—мы можем детально рассмотреть и представить, какой была Москва в 17 веке. Следующий границей разраставшейся Москвы, уже в 18 веке, были Камер-Коллежские валы с заставами. С застройкой внутри зданиями, городскими усадьбами в том стиле, который мы называем «классицизм» и также ценной планировкой, во многом обусловленной проездными воротами, проездами в город границ 17 века. Это был сложнейший механизм, построенный по всем тогдашним законам градостроительства и законам жизни, в которой многое определялось красотой—храмы и монастыри и сейчас радуют глаз и поражают воображение.

Что мы видим сейчас? В современном мегаполисе Москве по-прежнему есть исторический центр и другие исторические районы. Но, к сожалению, от исторической Москвы мало что остается: повышение этажности искажает панорамы, стены зданий закрывают красивые исторические виды, все заковано в асфальт, в гранитную плитку, многое новое из стекла и бетона строится крайне безвкусно. Мы в архитектурном институте много спорим о проблемах сохранения исторического облика города, создаем проекты его возвращения, пытаемся остановить негативные процессы. Возможно ли это в принципе? Думаю, при желании, —да! Смогли же решить проблему пробок в центре Москвы.

Как по Вашему мнению лучше совместить исторический облик и современные технологии? Сделать центр города идеальным для жителей и гостей города?

Мы знаем, что наши туристы едут в чешскую Прагу, едут в эстонский Таллин или в Германию и Францию, Италию и Испанию, чтобы полюбоваться историческим обликом этих городов и увидеть архитектурные достопримечательности этих стран. Но была и московская уникальная архитектура, уникальный исторический образ. Строились здания в стиле русского классицизма, с портиками, с колоннами. Сохранялись пространственные особенности, ориентиры на примечательные сооружения и здания, была гармония застройки и природы, исторического ландшафта. А сейчас - исчезает исторический город, что ни инициатива—то ущерб атмосфере старины и «московкости», улетучивается сам «дух» Москвы, ее «русскость» и неповторимая особенность. Универсализм и безликость побеждают. Сознательно это делается или по незнанию и неумению? Вопросы есть—а ответов нет, нет и дискуссий.

Как же это можно остановить?

Мы достаем из архивов исторические гравюры и фотографии Москвы, все то, что хранит информацию о прошлом. С их помощью и при участии историков, археологов, реставраторов возможно постепенное возвращение Москве облика, который мы видим на старых документах. Остановить возможно только государственной волей, управлением и решением политическим, идеологическим—но это вне возможностей специалистов, архитекторов, и в то же время все идеи не пропадают, они становятся все более актуальными, очевидными и для москвичей и для туристов. Из архивов, запасников можно достать замечательные и благородные идеи и проекты восстановления утраченных сооружений, реставрации подлинных архитектурных памятников..

Дипломный проект О. Макаровой, выполненный в МАРХИ в 1990 году под руководством профессора Б.К. Еремина. Предлагалось полное восстановление Китайгородской стены, снос гостиницы Россия и восстановление планировки Зарядья.

Возвращение городу именно исторического вида сделает Москву привлекательной для туристов, а огромные финансовые ресурсы, сравнимые с продажей нефти реинвестициями вернутся в бюджет города. Первые этажи исторических зданий надо передать для возможности использования людьми, туристами в комфортном режиме доступности и открытости. Например, в Вене все первые этажи отводятся под красивые витрины магазинов, кафе, ресторанов, музеев, создающих какую-то необычную, духовную историческую среду. Это маленькие антикварные и сувенирные магазинчики, лавки, кафе, т.е. места, где людям можно укрыться от непогоды и пообщаться. Не случайно и у нас сейчас горожане полюбили открытые веранды кафе и ресторанов, но это только летом. Надо, чтобы в городе можно было в любое время года комфортно «заблудиться в истории».

Патриаршие пруды—это такое приятное место, где люди гуляют. А неподалеку—в пешеходной доступности—весь исторический центр— арбатские и сретенские переулки, музейные и театральные комплексы, к счастью активно развивающиеся, они осваивают соседние дворы и здания. Можно ли из них сделать культурную зону для туристов?

Конечно, можно. Надо рассматривать город как единый организм. Каждый дом, каждая старинная ограда, фундамент, подвальные этажи со сводами несут в себе важнейшую информацию. Например, в Кракове строители раскопали остатки старинного рынка и это стало предметом исторического исследования археологов и историков—появился уникальный музейный комплекс. Или, например, улица Неглинная—это ведь русло реки. Каждое историческое название несет в себе информацию.

Скажите, а изменения городов—разве это не естественный процесс? Разве возможно все законсервировать?

Знаете, если в Прагу запустить наших строителей, вы город через 15 лет потеряете. Законсервировали—сохранили ценности. Надо относиться к городу как величайшей ценности, как к своим истокам, предкам, бережно и с уважением, помнить свои корни.

Москва в пределах Садового кольца, это культурный и археологический заповедник. Считаю, что надо объявить мораторий на любое новое строительство в этом районе. Стеклянные и бетонные сооружения портят исторический облик Москвы и их надо демонтировать. Снесли же по указанию Президента 14 корпус в Кремле и археологам открылись фундаменты снесенных монастырей.

Фрагмент фундамента Чудова монастыря, в котором использовались белокаменные надгробия.

Мы в МАРХИ сделали макеты этих монастырей, проект архитектурной реконструкции. Их можно воссоздать. Этому предшествовала работа моих учителей—архитекторов и художников. Духовная основа, прекрасные цветные реконструкции и панорамы Москвы 17 века разработаны в книге М.П. Кудрявцева «МОСКВА – ТРЕТИЙ РИМ. Историко-градостроительное исследование», а в этом году вышла книга Бориса Еремина «Градостроительное искусство Москвы». Там опубликованы многие ценные документы и проекты. Кроме того— специалистами разработана Концепция управления старым городом. Там в частности, говорится, что историческим центром города может управлять только специальная организация с профессионалами разных реставрационных и архитектурных, археологических специальностей, которые понимают, что и как делать. Мы предлагаем назвать ее «Управление Историческим Центром Города». Желательно, чтобы она была под началом самого высокого уровня, с самыми высокими идеалами возвращения Москве исторического облика на основе изучения и сохранения археологического, архитектурного наследия.

А руководство города и страны воспринимают эти инициативы МАРХИ?

Да! Мы уже сейчас готовы предоставить москвичам многолетние разработки МАРХИ по воссозданию исторического облика города.

Молодые авторы-архитекторы, магистранты МАРХИ Александра Скабичевская, Вадим Барханов, Алексей Капустин дают интервью об архитектурном проекте воссоздания Чудова и Вознесенского монастырей, Малого Николаевского дворца (научный руководитель А.А. Малинов).

Книга Бориса Еремина это основа для этих работ. Там содержатся фундаментальные разработки, которые позволят сказать, что же делать с восстановлением исторического центра Москвы.

Архивная фотография процесса демонтажа исторических зданий на улице Рождественка – так тает подлинная историческая Москва. Демонтируется подлинное, историческое – не воссоздается…

На базе Московского архитектурного института можно создать такой экспертный архитектурный совет, в котором объединились бы усилия самых разных специалистов: историков, археологов, архитекторов, архивистов, реставраторов и т.д. чтобы совместно продвигать этот проект.

Как сделать центр Москвы зеленым? Пешеходные зоны засадить деревьями?

Москва в бетоне и травмоопасной для москвичей плитке совершенно не соответствуют своему родному историческому облику, который мы видим только на фотографиях. Чужеродные Москве лощеные элементы надо удалять, очищая от ложной маски «немосковскости» и декоративной попсы с пластиковой мишурой; надо все менять, использовать исторические материалы и документы, выявлять подлинность - были в Москве и сады, и парки, зеленые дворы и булыжниковые мостовые. Это и будет представлять собой ценность для Истории и туристов, порадует москвичей…

Вы упомянули реку Неглинку. Как считаете, может ее из трубы освободить, а машины наоборот загнать под землю? Обустроить берега как зону отдыха. Как вы к этому отнесетесь?

Это непростой вопрос. В современном, а тем более историческом городе нельзя рубить с плеча, хотя, говорят, Москву к ужасу просвещенных людей вывели из ранга исторических городов! У нас в России росчерком пера потеряли статус исторических сотни городов и населенных мест. Это, наверное, для хирургических строительных экспериментов—строй что хочешь, ломай—переноси-передвигай сложившуюся застройку как в чистом поле. И мы, фактически, лишаемся исторического, туристического, духовного и символического потенциала Родины. В 17 веке открытое русло Неглинки было гармоничным, естественным природным явлением и особенностью города, а теперь это потоки автомобилей с пробками на Трубной площади.

Вид ансамбля центра Москвы с севера, от Кузнецкого моста в 17 веке. Реконструкция М.П.Кудрявцева. Бумага, акварель

Река закована в каменное русло, перекрытое кирпичными сводами около 200 лет. Эти своды уже сами являются ценными, инженерными, историческими сооружениями. Правда посетить подземную Москву могут немногие – это, наверное, еще один мощный туристический ресурс и потенциал для оживления интереса к истории города, в этих укромных таинственных уголках пока никто не укладывает бетонную и гранитную плитку. И все предложения необходимо тщательно проработать, прорисовать и простроить в компьютерных моделях, «семь раз отмерить, один раз отрезать» – сохранить все частицы исторических материалов и совместить с историческими видами, архитектурными реконструкциями каждый участок исторической Москвы на различные периоды. Все документы и исторические находки должны стать элементами уникального города-музея. Наша задача – изучение, сохранение и восстановление исторического облика Москвы…

Большое спасибо вам, Александр Александрович, за такую интересную беседу.

Комментарии
Комментировать