Интервью

«Культуру и историю власти ценят на Неве»

Интервью с Еленой Шуваловой, депутатом Мосгордумы от фракции КПРФ
  • 22 Июня 2017г.
  • 18:37

Самая обсуждаемая тема последнего полугодия – это реновация в Москве. В рекордные сроки она прошла путь от  сугубо городской «проблемы для москвичей» до первых полос в федеральных и даже международных изданиях. Опасность потери жилища и собственности в рамках так называемой реновации отвлекла внимание общества от других важных для города тем, например, «псевдореновации» исторических зданий. Об этом корреспондент «Мещанской перспективы» беседует с депутатом Мосгордумы от фракции КПРФ Еленой Шуваловой.

Елена Анатольевна,  проблема сохранения исторического облика Москвы очень остра. Как вы считаете, надо ли  вернуть Москве статус исторического поселения?

Я  возмущена тем, что список исторических поселений радикально  сокращен: их  было около 500 , а осталось 41. Критерием для включения  в этот список является  степень сохранения исторической застройки. Смотрите, что происходит в   Москве: власти сами же способствуют разрушению исторических зданий, а после этого Москву вычеркивают из списка на основании того, что исторической застройки практически не осталось.  Наша древняя Столица не входит в список исторических поселений - это нонсенс. Считаю, что и другим городам надо этот статус возвращать. Хотя сегодня  даже в тех городах, которые вошли в список, например, в Ростове Великом,  исторические здания разрушаются и горят.

Что же могут  сделать  неравнодушные горожане, чтобы спасти исторические здания? Писать во все инстанции?

Да, писать. Направлять обоснованные заявки в Мосгорнаследие на постановку объектов на учет в качестве памятников истории и культуры. Мы регулярно это делаем. Но заниматься этим надо со знанием дела и обязательно поднимать архивные документы. Причём успех отнюдь не гарантирован. Например, на Большой Андроньевской улице еще пару месяцев назад был комплекс зданий купца Григорьева, который выпускал известную на весь мир колбасу. Это были фабричные помещения  и его красивый жилой дом. Так вот, все это снесли, хотя мы боролись, писали в различные инстанции.  Снесли эти исторические здания, и теперь на их месте постоят многоэтажный жилой дом, совсем не для переселенцев из пятиэтажек, как вы понимаете.

А кто решил этот вопрос?

Мосгорнаследие. Причем, там вроде бы сидят приличные люди, которые, казалось бы, все понимают, но, видимо, поддаются давлению сверху.

Вы, как депутат Мосгордумы,   можете написать по этому поводу депутатский запрос в федеральные органы? В Минкульт, например?

Могу, но они спустят его на  городской уровень.

А что говорят  федеральные законы?

Есть федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». В него не так давно внесли изменения, и в результате закон стал хуже. Раньше заявку о признании конкретного здания памятником подавал эксперт, у которого была лицензия.  Среди этих экспертов были приличные люди, они писали заключение, что данный дом – памятник,  и  все,  благодаря этому заключению объект вынуждены были признавать памятником истории и культуры. Таким образом, многие здания удавалось спасти.

Сейчас заявку может подать любой человек, но эксперта власть предержащие назначают своего, а он может написать нужное застройщикам заключение, что данный объект не имеет исторической ценности.

Вот вам еще пример:  на Петровском бульваре есть дом виноторговца Депре. Там под землей находились винные склады. Несмотря на то, что живу в Центре, только недавно попала туда в первый раз: там своды, как в Грановитой палате, и вообще - красота.  Так вот, сейчас в них решено сделать подземный гараж для элитного комплекса, который над ними возводится. Выдано заключение, что часть здания - не памятник. Или вот еще пример, в Москве ввели городской праздник  - День транспорта. Праздновать его решили в день рождения конки. И в эти же дни, когда учреждали этот праздник, проходили торги по продаже депо этой самой первой конки.

А если внести  поправки в федеральные законы?

Субъектом права законодательной инициативы на федеральном уровне может выступить только вся Мосгордума, а не один депутат или даже не фракция.

Однако депутат Мосгордумы может предлагать изменения в московские законы. Я сама лично вносила проект закона «О защите исторических зданий». Их суть – запретить снос зданий, построенных  100 и более лет назад в зонах охраны. Мою законодательную инициативу поддержали и Архнадзор, и ВООПиК,  и московские архитекторы.  А фракция «Единая России» в Мосгордуме отклонила.  Хотя эти нормы права я предложила по прямой аналогии с нормами  Санкт-Петербурга, чтобы их  было труднее отклонить. Там такой закон есть и работает. В Питере сносить здания, построенные до 1917 года, в зонах охраны нельзя, а в Москве - можно.  Потому что интересы застройщиков в Столице - превыше всего.

Деньги в московском бюджете на реставрацию памятников предусмотрены?

Е.А. Когда  мы принимали московский бюджет на 2017 год, выяснилось, что на все историко - культурное наследие выделили 3 млрд. руб. Это смешная сумма, ее  не хватит даже на мелкие расходы. На реставрацию не выделено ни копейки. Это значит, что объекты культурного наследия будут переданы в частные руки.  Частнику  же выгодно не реставрировать, а снести историческое здание и  построить какой- нибудь небоскреб, потому что в центре Москвы земля золотая.  

Я внесла поправку – выделить на эти цели 16 млрд. руб. Это тоже очень мало, но и этого не дали.  Но вот, например,  на оформление подсветки города, все эти фонарики на деревьях, зданиях и прочие световые эффекты выделено 19 млрд. руб.,  на развитие  общественного транспорта - 434 млрд. руб.

Есть понятие  «достопримечательные места». Может ли  горожанин сам лично внести в соответствующий орган просьбу о придании этого статуса  какому–то строению или месту? Была, например,  такая  Царская дорога  на Троице- Сергиеву лавру. Она шла по теперешнему проспекту Мира. Можно ли ее сделать его достопримечательным местом и как?

Да, может. Но этого надо добиваться и писать во все инстанции. Другого пути нет,  причем,  чем  более массовой будет эта переписка, тем лучше. Я против того, чтобы сидеть на кухне и говорить, что ничего не получится. Не надо  отчаиваться, если ответят отказом в первый раз. Властям такая инициатива не выгодна, поэтому в первый раз обязательно откажут, а потом будет продолжение.

Елена Анатольевна, давайте перейдем к закону о реновации.  Вы участвовали в парламентских слушаниях по этому закону. Что в вашем понимании реновация ? В чем суть этого процесса?

Меня из списка участников  этих слушаний исключили в последний момент.  Я не расстроилась: понятно было, какая там будет  аудитория, и какие будут приняты решения. Мы с москвичами - представителями районов пошли сначала к Государственной Думе с требованиями допустить нас к участию в слушаниях, а потом, взявшись за руки, в Администрацию Президента с жалобой на отношение федеральных депутатов к избирателям – к нам из Госдумы даже никто не вышел.

Если говорить о сути реновации,  то надо понимать, ради чего ее придумали.  Придумали ее, по мнению многих, для того, чтобы спасти строительный капитал. Если бы это делалось для москвичей, для улучшения их жизни, то делалось уж точно не через федеральный закон «О статусе  столицы», который никакого отношения к жилищной теме не имеет. 

Этот закон сюда прилепили, чтобы прикрыться федеральными органами власти, поддержкой Президента.

Мы проехались по нескольким домам в Мещанском районе, прошлись по квартирам. У людей нет единого  мнения.  Многие «за»  реновацию, даже в тех домах, где сделан капремонт. Люди надеются на улучшение своих жилищных условий,  но всех конечно  смущает, куда будут переселять…

При Лужкове переселяли очень бережно, строили рядом  дом, давали квартиры большей площади.  Собянин еще в 2011 году эту программу изменил. А  сейчас по программе реновации речь о переселении в соседний дом вообще не идет.  Поэтому я  ее называю  «так называемая реновация».

А как бы вы предложили решать  проблему ветхого жилья?

Мне кажется, сначала надо выполнить те обязательства, которые уже взяты. Была программа о расселении аварийных домов, расселении коммунальных квартир. Я два года занимаюсь этой проблемой. Для бюджета такого богатого города,  как Москва, вполне посильная задача. Особенно в сравнении с тем, что сейчас затевается. Аварийные  дома надо было расселять очень давно. Знаете, что зачастую происходило? Например, ранее дом признавали аварийным, а потом переводили в список домов на капремонт. Как такое может быть?  По закону о реновации решили сносить даже те дома, которые иначе как весьма добротными названы быть и не могут. Главное, что на это уже выделено  96.5 млрд. руб. на 2017 год. Хотя закон не принят и нет четких планов. Представляете,  во что это все выльется? 

Общественное мнение пытаются мониторить через портал  «Активный гражданин». Законно ли действовать через интернет, а не путем прямого голосования? 

Сейчас  выпустили постановление Правительства  Москвы, которым это голосование на «Активном гражданине» узаконили.  На мой взгляд, абсурд использовать интернетовский портал для решения судеб людей.  Мы с этим беззаконием боремся, но наши права постоянно урезаются. Вы в курсе, что депутат  сейчас даже не может свободно встречаться с избирателями?  Ранее мы обсуждали  острые моменты с избирателями, а теперь нам это фактически запретили.

Какой бы вы хотели  видеть  Москву лет через 50-100?

Хотелось бы, чтобы сохранилась история города и ее материальные свидетельства. Но остались уже крохи. В последние два - три года разрушение достигло колоссальных масштабов, залезли уже в святая святых: в Кремль, на Варварку.

Хотелось бы, конечно,  чтобы и люди жили комфортно, в приличных домах, и главное, чтобы город был зеленым, чтобы больше было деревьев.

Комментарии
5 месяцев назад
Питер, несмотря ни на что, тоже перестраивают. И делают это плохо. Ну как правило. А для СПБ любое нововведение губительно. Там все слишком единообразно, что б позволить себе градостроительные эксперименты в московском духе.
Комментировать